Фуриоса: Хроники Безумного Макса
Фуриоса: Хроники Безумного Макса
Плохие парни до конца
Плохие парни до конца
Почему ты?
Почему ты?
Годзилла и Конг: Новая Империя
Годзилла и Конг: Новая Империя
Планета обезьян: Новое царство
Планета обезьян: Новое царство
Акулы в Париже
Акулы в Париже
Атлас
Атлас
Не для слабонервных
Не для слабонервных
Министерство неджентльменских дел
Министерство неджентльменских дел
Любви не бывает?
Любви не бывает?
Таро: Карта смерти
Таро: Карта смерти
Воображаемые друзья
Воображаемые друзья
Гарри Поттер и Философский Камень
Гарри Поттер и Философский Камень
Пчеловод
Пчеловод
Моя вина
Моя вина
Сумерки
Сумерки
Каскадёры
Каскадёры
Дюна: Часть вторая
Дюна: Часть вторая
Дом у дороги
Дом у дороги
Падение империи
Падение империи
Летучий корабль
Летучий корабль
Эбигейл
Эбигейл
Мстители: Война бесконечности. Часть 1
Мстители: Война бесконечности. Часть 1
Гарри Поттер и Тайная Комната
Гарри Поттер и Тайная Комната
Я не киллер
Я не киллер
Блиндаж
Блиндаж
Мстители: Финал
Мстители: Финал
Веном 2
Веном 2
Охотники за привидениями: Леденящий ужас
Охотники за привидениями: Леденящий ужас
Джентльмены
Джентльмены
Неприличные гости
Неприличные гости
Как я встретил её маму
Как я встретил её маму
Аквамен и потерянное царство
Аквамен и потерянное царство
Аватар: Путь воды
Аватар: Путь воды
Гарри Поттер и Узник Азкабана
Гарри Поттер и Узник Азкабана
Непослушники
Непослушники
Мятежная Луна, часть 2: Дарующая шрамы
Мятежная Луна, часть 2: Дарующая шрамы
Байкеры
Байкеры
7 дней, 7 ночей
7 дней, 7 ночей
Гарри Поттер и Кубок Огня
Гарри Поттер и Кубок Огня
Показать еще
Показать еще
Однажды на Диком Западе
Добавить в списки

Однажды на Диком Западе

C'era una volta il West
1968 Италия вестерн драма
Всего просмотров 1
Рейтинг 0
Понравилось 0
Скачать приложение 1X В приложении удобнее
There were three men in her life. One to take her... one to love her... and one to kill her
Фильм "Однажды на Диком Западе", вышедший в 1968 году, представляет собой захватывающий вестерн, в котором разворачивается мощная и напряженная история. Сюжет фильма начинается с молодой вдовы, которая отказывается продать свою ферму богатому дельцу, желающему построить железную дорогу на этих землях. В результате этого, дельцу не останется другого выбора, кроме как заказать убийство женщины, а самым подходящим наемным убийцей станет лучший стрелок на Диком Западе. Однако, на защиту красавицы встает известный бандит по имени Шайен и загадочный бродяга, которые оказываются на ее стороне. Каково же будет их столкновение с наемным убийцей? Весь фильм увлекает зрителя в захватывающий хоровод из интриги, страсти и драмы, где смерть может поджидать каждого из героев на каждом шагу. "Однажды на Диком Западе" уже с самого начала привлекает внимание зрителя своей красивой и подробной режиссурой, атмосферой Дикого Запада и великолепной операторской работой. Музыка, созданная знаменитым композитором Эннио Морриконе, только усиливает эмоциональную напряженность фильма. История сюжета плотна и интересна, она увлекает зрителя в противостояние между силой и слабостью, мести и состраданием. Каждый персонаж раскрыт великолепно, их мотивы и действия понятны и четки. Красивая и талантливая актерская игра главных героев добавляет особую глубину истории. Одним из основных достоинств фильма является его непредсказуемость. Зрителя ждут неожиданные повороты сюжета, и каждый раз фильм удивляет своей оригинальностью. При этом, он не только увлекает, но и задумывает. "Однажды на Диком Западе" - это великолепный вестерн, который завораживает своей энергией и сильными эмоциями. Фильм оставляет после себя след в душе зрителя и не дает его равнодушным. Это настоящая кинематографическая жемчужина, которую стоит посмотреть каждому любителю жанра.
Дополнительная информация
Оригинальное название: C'era una volta il West
Продолжительность: 2 ч. 45 мин.
Премьера в Мире:
  • 20 дек 1968
Генри Фонда
Генри Фонда
Чарльз Бронсон
Чарльз Бронсон
Джейсон Робардс
Джейсон Робардс
Габриэле Ферцетти
Габриэле Ферцетти
Вуди Строуд
Вуди Строуд
Клаудия Кардинале
Клаудия Кардинале
Фрэнк Вулф
Фрэнк Вулф
Паоло Стоппа
Паоло Стоппа
Лайонел Стэндер
Лайонел Стэндер
Джек Элам
Джек Элам
Показать еще
SergeyRasskazov
SergeyRasskazov18 апреля 2019 в 07:11
Ни одного положительного героя!!!

Крайне странный и неоднозначный для меня фильм. С одной стороны, великолепный съемки. Как можно держать зрителя в напряжении просто показывая лицо ожидающего поезд героя — для меня до сих пор загадка. Но вот поди же ты, можно. Прекрасная режиссёрская работа, как и работа операторов. Атмосфера Дикого Запада просто захватывает и не отпускает до конца фильма, все три часа. А музыка выше всяких похвал, я слушаю её тысячу лет уже… С другой стороны, я не являюсь большим поклонником вестернов. Поэтому я устал от этой атмосферы. Плюс нехватка информации, которая не давала однозначно интерпретировать поступки персонажей. В какой-то момент я чуть не решил, что я перепутал этих ковбоев, ну не может так нелогично всё происходить. Впрочем, дальше фильм объяснил все странности. Но фильм для меня оказался очень затянутым. Я устал его смотреть, и если бы он оказался раза в два короче — я был бы больше им доволен. Хотя, конечно, может пропала бы атмосфера. Не знаю. В общем, хотя это и мировой шедевр и классика, я не готов пока воспринимать такие фильмы, не моё. Тем более что тут нет ни одного положительного героя. Даже вдова особого сочувствия не вызывает. 4 из 10

abolox
abolox7 января 2019 в 16:09

Три сильных мужчины, связанные смертельным противоборством. Три мужчины и ещё одна женщина, которая окажется втянутой в эту страшную молчаливую схватку. Выйдет ли кто из неё победителем? В 60-х и 70-х годах 20 века в итальянском кинематографе появился на свет и стал необычайно популярен новый жанр — спагетти-вестерн. За 20 лет было снято почти 600 фильмов этой тематики. Основоположником жанра и самым выдающимся его представителем был Серджио Леоне. Его фильмы совершенно не похожи на американские вестерны, хотя в них присутствуют обязательные для жанра атрибуты: прерии, ковбои, разбойники, маленькие городки Запада, которые специально для съёмок спагетти-вестернов возвели на юге Италии. Аранжировка американская, но американские вестерны обычно плоские, а фильм Леоне по силе и глубине это просто какой-то вестерновый «Макбет» или «Гамлет». Вестерны я вообще-то не слишком жалую, но «Однажды на Диком Западе» реально поразил моё воображение. Я никогда ничего подобного не видела в старых фильмах. Да и в новых, если у режиссёра и всей труппы нет большого таланта — и близко к этому не встретишь. И самое удивительное — совершенство и эффектность видеоряда и звука. Не верится, что на таком техническом уровне можно было снять кино полвека назад. И если говорить о звуке, то музыка Эннио Морриконе — сама по себе, конечно, нечто, но сила фильма не в том, что за музыка использована в нём, а КАК работает звук. Приёмы, открытые Леоне, сложены в копилку кинематографа и то и дело эксплуатируются самыми разными режиссёрами, но такой уровень — это работа гения. К примеру, звук пули, выпущенной в крайне драматичный момент и переходящий в паровозный гудок, ошеломляет насквозь, настолько внезапно неожиданно наступает резкий контраст. А печально-зовущая бесхитростная и в то же время пронзительная, звучащая рефреном на протяжении всего фильма, мелодия гармошки, прилипшей к губам героя Бронсона, заставляет застыть не только зрителя, но и героев фильма, и даже природу, она звучит и плачет в полной тишине. И это так мастерски сделано, что поверить невозможно, что звук записан на моно аудиодорожку. Сценарий писали вместе с Леоне двое маститых итальянцев: Дарио Ардженто и Бернардо Бертолуччи. Но слов в фильме очень мало. Зато много крупных планов, медленных сцен, где герои словно играют в гляделки, испытывая силу друг друга в противоборстве взглядов — и это во многом визуальная основа картины. Всё предельно просто, и много бытовых деталей, будто участвующих в мистерии человеческого духа. Внимание режиссёра к мелочам, как ни парадоксально, свидетельствует, о глубине замысла. Очень яркие, эпичные образы-типажи: герой Фонды — красивый и страшный Фрэнк, убийца с голубыми глазами, не гнушающийся самых мерзких поступков ради своей выгоды; загадочный невозмутимый бродяга Гармошка персонаж Бронсона; бандит Шайен — себе на уме, хладнокровный, мудрый — герой Робардса — их противоборство решительно достигает шекспировского размаха. Эти характеры важней самого сюжета, они проецируют в себе какие-то космогонические силы, которые нашли себе выход в напряжённой битве закалённых мужчин. Это не реализм, это не приключения, это, упаси Боже, никакая не романтика. Это красивая в своей первозданности жизнь Дикого Запада. Самая её суть. Её стиль. Легенда и миф. Сублимация её начала и грядущего конца. 9 из 10

Undeceive
Undeceive22 августа 2018 в 12:24
Американский человек

Что составляет неувядаемую свежесть и силу этого фильма 60-х годов? Ответ простой: прежде всего его философское содержание. Режиссер Серджио Леоне с искренней любовью раскрыл самые глубинные секреты американского национального характера, показал истоки его небывалой исторической мощи. Если в каждом из множества прежних вестернов была своя маленькая правда, свое полезное нравоучение, то в этом произведении киноискусства заключена гораздо более масштабная мысль — новые люди, порожденные всем своеобразием американской свободы, во многом уже не похожи на своих бывших соотечественников из стран Старого Света. Новизна постижения «зерна» этого американского свободного человека видна в немигающем взгляде рыжего ирландского мальчика, твёрдо смотрящего в дуло бандитского револьвера. Понятное дело, что смелый мальчик не опустился до унижения, он не испуган, а весь исполнен внутреннего достоинства. Но почему этот мальчик не произносит ни слова и хотя бы не ругает подлых убийц его семьи? Если вообще позволительно сделать подобное сравнение, то перед смертью он не выкрикивает что-то знакомое советским кинозрителям, типа «Всех не перевешаете!», «Сталин на посту!» или «А вот наши придут, они вам покажут кузькину мать!» Суть в том, что советский человек — это человек общественный, неотделимый от жизни и быта коллектива. Тогда как американский человек Нового Света — это человек в собственном смысле слова, в своем крайнем, бескорневом индивидуализме абсолютно равный самому себе. Он сам и только сам свободно выбирает, как ему жить и умирать в этом мире, и он сам отвечает перед собой за свой выбор. Об этом и говорит эпическая музыка Эннио Морриконе, несущая эмоциональный код великой американской мечты. 10 из 10

atonwarno
atonwarno9 октября 2017 в 20:58
Ну, раз ты назвал меня по имени

Вот я и добрался до последнего не виденного мной вестерна, снятого одним из моих любимейших режиссёров Серджио Леоне. Как то даже страшно было его включать, ведь казалось бы он сказал в жанре всё что только было возможно. Да и За пригоршню динамита если честно свежестью идей не блистала. Но все переживания были напрасны, ведь Однажды на Диком Западе очень сильная лента способная встать вровень с Долларовой трилогией. Довольно простая история скрывает под собой борьбу целых архетипов. Каждый персонаж является, как сильной интересной личностью, так и воплощением целого вороха стереотипов. И когда нам начинает казаться, что мы прочитали героя, он делает что то вписывающееся в его характер, но всё же неожиданное. И в этом весь фильм, он похож на многие вестерны, но всё же сознательно нарушает их неписанные каноны. Ну а ещё фильм необъяснимо красив, но не той красотой что мы привыкли видеть в современных блокбастеров. Здесь нет пышных декораций или буйства красок, но каждая вещь в кадре находится на своём месте. Создаётся ощущение, что если изменить хоть самую малую деталь, то волшебство спадёт и мы увидим техническую несовершенность картины. Ну и внезапно меня поразила актёрская игра, очень сильно, но в то же время сдержанно. В каждом мужском персонаже чувствуется настоящая уверенность в себе и собственных силах. Чарльз Бронсон и Джейсон Робардс играют персонажей с похожей судьбой, но при этом каждый из них сумел построить на основании скудной биографии героя неповторимый и запоминающийся образ. Ну и Клаудия Кардинале сыграла очень интересную и в то же время не типичную для фильмов того времени героиню. Однажды на Диком Западе сильная лента, главное втянуться и не успеть заскучать, на излишне неторопливом вступлении. 8 из 10

Bonapar
Bonapar5 февраля 2017 в 01:35

Вестерны оставили неотъемлемый след в культуре и кинематографе в частности. Как сейчас супергероика, в прошлом веке балом правили вестерны. К сожалению, как и в наше время супергероика, большая их часть представляла весьма сомнительную ценность со всех точек зрения, кроме коммерческой для своих создателей, естественно. Однако, как и супергероика, вестерн подарил нам бриллианты, ставшие культовыми и вошедшие в число общепризнанных шедевров мирового кинематографа. Не назвал бы себя фанатом жанра, однако равнодушным к тематике брутальных мужиков в шляпах тоже оставаться не могу. Назову себя нейтрально — поклонником. Несмотря на то, что вестерн подарил нам немало поистине прекрасных работ, выделяющихся на общем фоне, особенно известным и культовым стал вполне заслуженно Серджио Леоне (что не умаляет роли и других мастеров жанра). Именно его Долларовую трилогию я бы рекомендовал каждому, кто хочет на базовом уровне ознакомиться с жанром (а то в наше время наплодилось знатоков, убежденных, что вестерны изобрел Квентин Тарантино, что, при всем уважении к этому многими любимому кинематографисту, немножко бред среднестатистического пациента психлечебницы). Итак, после завершения Долларовой трилогии, Серджио Леоне продолжает творческий путь в стремлении превзойти себя. Тем не менее, наиболее известным его фильмом остается «Хороший, плохой, злой», что как бы намекает на тот факт, что превзойти себя у маэстро не получилось. Что характерно: скатиться у талантливого итальянца не получилось тоже. Думаю, что описывать сюжет фильма особой нужды нет — всю необходимую информацию по этой тематике можно прочитать в описании, а дальше лучше посмотреть. И да — здесь я также невзначай порекомендовал фильм к просмотру, особенно в обязательном порядке для поклонников вестерна. Что ж, фильм обладает той самой атмосферой Дикого Запада и характерными чертами Леоневского (уж не знаю можно ли так написать) фильма, что является неотъемлемым достоинством. Безусловно, музыка гениального Эннио Морриконе просто нуждается в упоминании, поскольку здесь он как и все остальные выполнил свою роль идеально — его композиции всегда были едва ли не ключевым элементом вестерна Леоне (и именно его тему для «Хорошего, плохого, злого» знают абсолютно все вне зависимости от того, осведомлены ли они о существовании фильма, что иногда даже печалит в некоторой степени). В общем, как вы поняли, никаких эпитетов кроме как «божественно, атмосферно, восхитительно, захватывающе», к музыке фильма применить возможным не представляется. Актеры, несмотря на то, что назвать их героев глубокими трудно, справляются на все сто. Определенно харизма и эпичность бьют фонтаном абсолютно из всех персонажей первого плана. Единственный персонаж, выглядящий немного блекло — героиня Клаудии Кардинале. Разумеется, мы должны помнить, что фильм был снят в ту эпоху, когда женщина могла получить роль особой важности в основном в мелодраме, и главная героиня боевика тех лет едва ли наподобие каждой первой героини современных фильмов этого жанра взяла бы в руки пистолет и начала кровавую охоту на обученных наемников и прожженных убийц. Тем не мене, сама актриса играет на достаточном уровне, а героиня имеет все же какой-никакой, а внятный характер и как минимум больше десяти минут на то что бы ее прописать сценаристы (возглавляемые Серджио Леоне, куда ж без него), не пожалели — она получилась даже глубже героинь большинства современных «драм». Раз уж начали о героях, то они, как обычно у Леоне и в вестернах в целом, молчаливы, харизматичны и брутальны — подбор актеров здесь один из основных факторов, ибо их чрезмерное раскрытие зачастую лишь вредит фильму такого жанра, а вытаскивать такие образы возможно главным образом за счет харизмы исполнителей и общего качества постановки вкупе с вложенными на сценарном уровне, опять таки, обаянием и щепоткой незаурядности. Здесь, как вы поняли, это присутствует, однако здесь раскрытию персонажей посвящено больше времени, нежели во многих прошлых работах режиссера. И тут у нас палка о двух концах. С одной стороны — я проникся ко многим здешним персонажам, ибо у них даже имеется история, личности их раскрыты неплохо. С другой — фильм даже для Леоне несколько затянут. В целом, можно сказать, что «Однажды на Диком Западе» стал достойной работой Серджио Леоне, сохранившей плюсы его прошлых картин и добавившей немало новых занимательных элементов. Не даром он лишь немного ниже предыдущей работы режиссера. Тем не менее, не знаю почему, лично мне чего-то не хватало большую часть ленты, а в особенности в последней дуэли. Несмотря на это — фильм безусловно хорош и невзирая на упомянутую выше затянутость — смотрится с неподдельным интересом и вполне может быть отнесен к золотой классике жанра вестерн. С огромнейшим удовольствием я бы поставил этому фильму девятку. Тем не менее, девятку я ставил «Хорошему, плохому, злому», который мне понравился несколько больше. 8 из 10

ivaaan
ivaaan28 августа 2016 в 09:55
Это случилось Однажды на Диком Западе

Речь в данной рецензии пойдет о фильме далекого 1968 года «Однажды на Диком Западе», снятом мастером фильмов-вестернов Серджио Леоне, поэтому в положительном цвете этой рецензии сомневаться не приходится. В жанре вестерн Леоне давно уже набил руку и неспроста считается одним из лучших в этом жанре. Фильм повествует о злоключениях, выпавших на долю молодой вдовы, которую играла непревзойденная Клаудия Кардинале (единственная из актеров, снявшихся в данном фильме в ключевых ролях, которая дожила до настоящего времени). Вдова получила наследство, доставшееся ей от мужа, — территорию земли, на которую положил глаз один состоятельный мужчина с целью проложить на данной территории железную дорогу и набить и без того тугие карманы. Для этих целей он нанимает опытного бандита Фрэнка, чтобы он предпринял меры для скорейшего разворачивания событий в его пользу. Но на защиту вдовы встают двое мужчин, которыми движут разные интересы, и они всячески препятствуют претворению планов богатея в жизнь. Фильм, честно говоря, тяжело воспринимается тем, кто не жил в то время, ведь с момента выхода фильма минуло несколько поколений, и в картине веет духом прошлой эпохи, в связи с чем для зрителя остается немного загадок во время просмотра фильма. Хронометраж картины составляет практически 3 часа, но практически у всех фильмов Серджио Леоне большой хронометраж в связи с присутствием в картине затяжных сцен, так как именитый режиссер хочет показать зрителю каждую мелочь и подробно повествует о событиях, происходящих в фильме. О декорациях и костюмах, кроме положительного момента, сказать ничего нельзя, а спецэффекты, которые встречались в то далекое время редко, в фильме, о котором идет речь, просто ни к чему. Фильм понравится людям, которым приходятся по душе вестерны и старые фильмы, такие фильмы важно и нужно смотреть, ведь увидеть то время таким, каким оно было на самом деле, без масштабных декораций, немаловажно. 7 из 10

Marshank
Marshank6 августа 2016 в 14:50
Месть длинною в жизнь

Молодая женщина Джилл МакБэйн прибывает из Нового Орлеана в небольшой городок на юге США к своему мужу, с которым они обвенчались месяц назад. Здесь она узнает, что кто-то убил ее мужа и троих его детей. Все улики указывают на Шайена, местного бандита. Однако Шайен — человек принципа, который никогда не пойдет на убийство ребенка. Недовольный тем, что ему пытаются приписать циничные преступления, которых он не совершал, Шайен начинает защищать Джилл. Очень скоро выясняется, что за убийством стоит местный железнодорожный магнат Мортон. МакБэйн отказался продавать свой крайне ценный земельный участок Мортону, и тот нанял одного из лучших стрелков Америки по имени Фрэнк запугать фермера. Однако Фрэнк предпочитает действовать жестоко и радикально — не оставлять в живых никого, кто встает на пути. Тем временем в городе объявляется неизвестный, у которого есть свои счеты с Фрэнком. Очень скоро они сойдутся в смертельной решающей схватке, живым из которой выйдет только один. Это случилось давным-давно… Однажды на Диком Западе «Однажды на Диком Западе» — четвертый по счету вестерн Серджио Леоне. Новаторская концепция вестернов, опробованная в «За пригоршню долларов», практически в полной мере реализованная в «На несколько долларов больше» была доведена до совершенства в фильме «Хороший, плохой, злой». И трудно себе представить, что возможно сделать вестерн лучше, чем это было сделано в последнем фильме «долларовой трилогии». Тем не менее, Леоне смог вновь поразить зрителей и критиков, сняв еще один вестерн абсолютно на одном уровне с предыдущим шедевром и абсолютно другой по манере преподносить себя, по восприятию. Некоторые указывают на то, что с фильма «Однажды на Диком Западе» начинается «трилогия трагедий» Серджио Леоне, фильмов не связанных одним сюжетом, но объединенных глубокой трагичностью героев и их судеб. Если «долларовая трилогия» была скорее трагикомедией, в которой драматичные элементы были важной, но не ведущей составляющей, а тяжелой судьбе некоторых героев уделялось не слишком много времени, то в четвертом вестерне Леоне все оборачивается с точностью наоборот. Теперь в центре повествования стоят чудовищные испытания, выпавшие на долю героев: одинокая женщина, потерявшая в один миг недавно обретенную семью, неизвестный странник, играющий на губной гармошке, жизнь которого однажды направила на путь жестокой мести, наконец, железнодорожник Мортон, страдающий от тяжелой болезни, который обрел богатство, но лишился всего остального, в конечном счете, становится марионеткой беспощадного Фрэнка, которого нанял с целью легко и быстро решить свои проблемы. Если в «Хороший, плохой, злой» зрителю позволили испытывать неприязнь к каждому из главных героев, ибо все они были мерзавцами, готовыми на все ради денег, то в «Однажды на Диком Западе» авторы заставляют испытывать сочувствие практически к каждому из героев. Судьба каждого из них, даже самого гнусного мерзавца, оказывается глубоким внутренним потрясением, ибо каждый из них борется за свою справедливость и свою правду. Если в начале зритель может выделить положительных и отрицательных героев, то очень скоро ему предстоит увидеть, что ни один из них не является таким простым. Безымянный странник, представляющийся разными именами, отнюдь не веселый парень и отнюдь не авантюрист, Джилл отнюдь не верная и целомудренная женщина, бандит Шайен оказывается совсем не таким жестоким и беспощадным головорезом, каким его представляют жители города, магнат Мортон является жертвой собственного богатства, а беспощадный Фрэнк не может избавиться от своей сущности убийцы и стать обычным дельцом, чтобы он ни делал, конечным методом решения любой проблемы оказывается насилие. Именно в этом фильме Серджио Леоне в полной мере демонстрирует не только свое умение снимать красивую, трогающую до глубины души ленту, он показывает свой талант в создании глубоких, удивительно живых и трогательных персонажей, создавать неразрешимые конфликты между героями. Сравнивать этот фильм с тем же «Хороший плохой, злой» совершенно бессмысленно. В обоих случаях Серджио Леоне раскрывает вестерн с разных сторон, при этом придерживаясь выбранной им стилистики для этого жанра. История, рассказанная Леоне, способна тронуть до глубины души: она уносит зрителя в другую эпоху, другое время, другую страну, заставляет через себя пережить все чувства героев: любовь, ненависть, отчаяние, жажду мести и жажду справедливости. Здесь не найти картонных персонажей: каждый из них — личность, жизнь, история. И каждого из них есть за что любить, уважать и за что ненавидеть. И в полной мере оценить все эти достоинства, пережить эти чувства, несомненно, позволяет великолепный визуальный ряд в сочетании с композициями Морриконе. Именно поэтому невозможно забыть смертоносный «хоровод», в котором в финале фильма сходятся главные герои. И здесь существенную роль играет внимание режиссера к мелочам, который делают картинку безупречной: белое и черное одеяние героев Чарльза Бронсона и Генри Фонды, крупные планы лиц героев, их пронзительных взглядов, эффектные движения, которыми герои скидывают на пыльную дорогу пиджаки и приводят револьверы в боевую готовность. В каждом кадре существенно все: от взгляда героев до окружающего их пейзажа. И подобие пустынной арены на фоне гор и голубого неба, на которой сойдутся в дуэли является лучшей тому иллюстрацией, после произнесенных героем Фонды слов: «Будущее нас не касается. Сейчас ничего не имеет значения: ни земля, ни деньги, ни женщины. Я приехал, чтобы встретиться с тобой. Потому знаю, что сейчас ты мне расскажешь, кто же ты такой!». Блестящая режиссура, сценарий, блестящая игра выверенное до мелочей построение кадра в сочетании с бесподобной музыкой Эннио Морриконе превращают и без того внушительное творение в подлинный шедевр. 10 из 10

ivanbelor
ivanbelor24 апреля 2016 в 00:39

После «Долларовой трилогии» («За пригоршню долларов», «На несколько долларов больше», «Хороший, плохой, злой») итальянский режиссер Серджио Леоне снова решил взяться за вестерн. Он получает гораздо больший бюджет, почти в два раза превосходящий бюджет всей «Долларовой трилогии», с которой он прославился на весь мир. «Однажды на Диком Западе» стал тем фильмом, с которым Леоне впервые завоевал «новосветскую» аудиторию. Данная лента признана в США самой настоящей классикой жанра, до сих пор имеет высочайшие зрительские оценки (8,6 на IMDb). Сюжет данного фильма практически ничем не отличается от многих известных американских вестернов, но в данном случае это не является минусом ленты. Прежде всего лента берет выдающейся режиссурой и огромным внимаем к мелочам. «Однажды на Диком Западе» представляет из себя огромный сборник всех наработок Леоне, которые были изучены им при создании предыдущих лент. Фильму присуща эпическая, практически сказочная манера повествования, только с чуть большим драматическим уклоном, нежели в фильмах «Долларовой трилогии». Противопоставление персонажей в данном фильме сделано намного более грамотно, нежели в других фильмах Леоне, даже несмотря на то, что мотивы героев достаточно прозаичны и типичны для данного вида жанрового кино. Герой Чарльза Бронсона, Гармоника, вообще собирательный образ Человека Без Имени и Полковника Мортимера, протагонистов Клинта Иствуда и Ли Ван Клифа из «На несколько долларов больше», второго фильма «Долларовой трилогии» Серджио Леоне. «Однажды на Диком Западе», как и подобает спагетти-вестерну, рассказывает несколько историй, которые переплетаются в клубок событий, образуя в конечном итоге единое целое. Сюжет фильма становится классической притчей о добре и зле, где в итоге добро восторжествует, а зло, как и подобает, будет наказано. Напряжение и нагнетание атмосферы по уровню драматизма можно сравнить со многим классическими хичкоковскими работами, в чем немаловажную роль сыграли выдающиеся работы постоянных соратников Леоне — оператора Тонино Делли Колли и композитора Эннио Морриконе. Весь фильм зрителя сопровождает великолепная мелодия, красивая и таинственная, сыгранная на губной гармошке, почти всегда «провожающая» персонажей в мир иной. Своеобразный похоронный марш. Главная ценность ленты, на мой взгляд, заключается далеко не в материале и даже не в его подаче. Как ни странно, главная ценность данного фильма — внешняя атрибутика. Леоне, как опытный художник, получив огромный по тем временам бюджет, один в один воссоздает в своей ленте жизнь американского захолустья образца XIX века. Если вспомнить «Долларовую трилогию», то в памяти сразу всплывают пустынные города, состоящие из двух-трех улиц, соединяющихся на одинокой центральной площади, заросшей кактусами. «Однажды на Диком Западе» в этом плане вырос до неимоверных размеров, являясь практически иконным изображением Фронтира. 9 из 10

shaixe
shaixe25 ноября 2015 в 09:19
Великолепный вестерн от мастера жанра

Серджио Леоне — человек, снявший мои самые любимые спагетти-вестерны. И если его знаменитая «долларовая трилогия» стала столь успешной не только благодаря режиссеру, но и из-за харизмы Клинта Иствуда, то известность фильма «Однажды на Диком Западе» — целиком и полностью заслуга Серджио Леоне. Эта кинолента вообще не похожа на стандартные вестерны тех лет. В центре повествования здесь — не какой-то конкретный ковбой, убивающий всех направо и налево, а драма людей, которым пришлось жить в это неспокойное время. Время, когда человека могли убить просто так, без объяснения причины, а расправу над его убийцей вершить без суда и следствия. Среди героев фильма нет однозначно хороших или плохих — каждый из них по-своему прав и виноват. Даже таинственный бродяга, играющий на губной гармошке, который здесь явно заменяет героя Клинта Иствуда, кажется лишь обычным убийцей. Помимо этого, фильм удивляет наличием женского очарования. В подавляющем большинстве вестернов красивым девушкам вообще не уделяется внимания. Здесь же все иначе — героиню Клаудии Кардинале можно смело считать одним из важнейших действующих лиц кинокартины. И это прекрасно, ведь она в этом фильме чуда как хороша, как внешне, так и своей актерской игрой. Все остальные составляющие фильма выполнены здесь на высшем уровне. Отличная режиссура перестрелок, долгие, но интересные разговоры, прекрасная музыка от Эннио Морриконе — все это в совокупности делает «Однажды на Диком Западе» одним из лучших спагетти-вестернов за всю историю Мирового Кино. 9 из 10

gepard931
gepard93119 декабря 2014 в 23:07
- Ты любишь музыку и умеешь считать, по крайней мере, до двух. — До шести, если понадобится. И побыстрее тебя.

Перед просмотром фильма, я изначально ожидал чего-то потрясающего, ведь это же Серджио Леоне. Мои ожидания оправдались. Вкратце о сюжете: двое мужчин, бандит и загадочный странник, защищают бедную вдову от напастий жестокого убийцы. Лента динамичная, очень много неожиданных поворотов. Фильм держит в напряжении на протяжении всего повествования. Героем сопереживаешь и не знаешь, что будет в конце. Честно говоря, конец фильма привел меня в полнейший шок. Я был поражен развязкой фильма. Она была жестокой и в то же время пафосной. Все как в Хорошем, плохом, злом. Хочу подметить, что сюжет данной ленты намного обширнее, чем в предыдущих картинах Леоне. И это только огромный плюс. А какие диалоги… просто слов нет. Чарльз Бронсон, Генри Фонда, Джейсон Робардс, Клаудия Кардинале сыграли великолепно. Больше всего мне понравился персонаж Чарльза Бронсона. Таинственный, благородный, добивающийся своих целей и самое главное — брутальный ковбой с губной гармошкой во рту. Из Генри Фонды вышел отличный антагонист, которого ненавидишь на протяжении всего фильма. Клаудия Кардинале — красотка, уверенная в себе женщина. Музыка Эннио Морриконе как всегда на высоте. Фильм затягивает с самого начала. Я полностью погрузился в атмосферу Дикого Запада. Перестрелки, брутальные ковбои, отличные диалоги, красивая девушка, злодей, закрученный сюжет — все это присутствует в данном фильме. P.S. Жалко Клинт Иствуд отказался сняться в этом фильме. Было бы круто увидеть героев «Хорошего, плохого, злого» в самом начале фильма, на вокзале. 10 из 10

КиноПоиск
КиноПоиск23 сентября 2014 в 12:19
Блудница, разбойник, волк и койот

Странное название рецензии к этому фильму, но, думаю, смотревшие для себя уже поняли, кто такие Блудница, разбойник, волк и койот. Фильм 1968 года Однажды на диком западе — один из ярчайших представителей жанра вестерн. Здесь нет сурового Клинта Истуда или других актеров, которых мы привыкли видеть в картинах Леоне, но все же, несмотря на это, смотрится фильм с интересом, хоть это и длинный вестерн из серии спаггети. Все равно он не разбавлен приторным ненужным соусом и его очень легко смотреть, несмотря на то что фильм длится почти три часа. Главные герои никого не оставят равнодушными, они интересны каждый по-своему. Один — Одинокий волк, другой — разбойник со своей бандой, и блудница — типичная проститутка, которой удалось выйти замуж и похоронить мужа; ну и, конечно же, что за фильм без койота, койота-бизнесмена; а у каждого койота всегда найдется свой волк, но об этом уже в фильме. В фильме радует саундтрек, мелодии, по которым всегда можно понять, где будет юмор, а где — серьезные действия. И все благодаря чудесному композитору, имя которого слишком известно, чтоб я его называл — увидите в титрах. Поскольку вестерн староват, то и наивных моментов не миновать, но это уже из-за временного аспекта, и сильно волноваться из- за поступков некоторых героев не надо. Хороший вестерн, который непонятно почему не попал в топ-250. В своем жанре он мог бы в нем быть наряду с фильмами Хороший, плохой, злой и На несколько долларов больше. 10 из 10 P.S. Стрелять так стрелять. С музыкой посмотрите — поймете.

Даниил Пирогов
Даниил Пирогов15 сентября 2014 в 16:30
Гармоника! Ты умеешь только играть?

В творчестве Леоне, среди вестернов, на мой взгляд, есть две вершины, до которых добраться просто хорошему режиссеру отнюдь не легко, да, собственно, невозможно. Режиссер должен быть гениальным. Первая вершина — Хороший. Плохой. Злой. — последний фильм из долларовой трилогии имеет сюжет хоть запутанный, но, по сравнению с эти фильмом, понятный сразу; там нет скрытых метафор, обращения к далекому прошлому, там есть три героя и одна цель. Здесь же Леоне вводит в сценарий женщину, делая картину более сложной, более интересной. В этом фильме Серджио Леоне продолжает и развивает свои традиции: затянутость, бытовые нюансы, контрасты подряд идущих сцен. Долгое, десятиминутное вступление, с мухами на грязных бандитских физиономиях, с капельками, падающими на шляпу разбойника, со скрипом мельницы, с затянутой, похожей на вой гиены, мелодией Мариконе, — все это прерывается тремя выстрелами. Пах, пах — и начинается развитие сюжета. Казалось бы, все очень схоже с предыдущими работами Леоне: хороший парень, злой бандит и плохой дядя ведут борьбу за материальное благо. Можно даже провести мысленно параллель между образами Иствуда и Джонсона. Серо-зелёное пыльное пончо и тоскливая гармоника. Леоне цветом и звуком создает схожие образы. А нет! Это так казалось нам сначала! Но здесь зритель вникает в суть сюжета со всеми предысториями постепенно. И женщина, и безобидная семья фермеров, и грандиозный проект нового города на железной дороге, и трагическая история брата в детстве Гармоники и, собственно, история о том, почему главный герой играет на гармошке. Все не просто так, все берется не из воздуха. Сценарий отвечает полностью всем требованиям логики. И убийство фермера, не ставшего богачом, и появление плохого хитреца, желающего денег. Сценарист впутывает во всю эту историю женщину, привязанную к линии сюжета целиком и полностью. Все три героя -как бы из разных кусочков картины — сталкиваются друг с другом из-за женщины. Очень стильная, серьезная, дающая полное представление о вестернах Леоне, небывало мощная картина. 10 из 10

caory
caory17 мая 2014 в 09:58
Прибытие поезда

Говорят, Серджио Леоне закрыл тему вестерна, и всё, снятое позже, не несёт миру ничего принципиально нового. Говорят, что его влияние на кинематограф столь велико, что практически все приёмы маэстро стали со временем стилистическими клише. О нём вообще говорят много и с любовью, ведь Леоне не только замахнулся на, казалось бы, национально чуждый ему жанр, но довёл его до эмоционально-содержательного и эстетического совершенства и, спустя всего несколько фильмов, стал живым классиком, вдохновляющим на бесчисленные подражания и цитаты. Возможно, секрет в той особой природной склонности итальянцев, выросших в окружении свидетельств великой истории, великой культуры и прочей Великой Красоты, к задумчивому платонианству созерцательной жизни. А, возможно, причина в биографии режиссёра, чьё детство пришлось на голодные годы режима Муссолини; и вестерн (с приставкой «спагетти» или без) стал волшебным средством, дающим право вершить экранное правосудие собственными руками, не полагаясь на неповоротливость бездушной системы, а выходя на поединок со злом, так сказать, один на один. «Однажды на Диком Западе», четвёртая лента в режиссёрской фильмографии, стала квинтэссенцией творческого почерка мастера, искусно выводящего повествование из рамок конкретной истории в полумифическое вневременное измерение, где прекрасных женщин защищают суровые мужчины, где убийц судят не по закону, а по праву, где месть подают холодной, но доставляют горячим выстрелом прямо под сердце. «Наверно, я похож на взорванную динамитом каменоломню» — сказал как-то Чарльз Бронсон и был, в общем-то, прав. Здесь все герои словно вытесаны из разных пород, кто из обветренного красноватого песчаника, кто из крупнозернистого гранита, и такое единство неподвижного пейзажа пустыни с актёрским подвижным составом придаёт картине и визуальную цельность, и дополнительные краски к сюжету, где выразительное молчание по силе воздействия превосходит иные монологи. Этакий микеланджело от кино, Леоне лепит из штучного человеческого материала почти скульптурную группу образов, настолько же законченную по исполнению, насколько колоритную по составу. И привычно отказывает традиционному дуализму классической вестерновой традиции, заменяя персонажей всецело положительных на далеко не святую троицу, состоящую из относительного добра (Бронсон), относительного зла (Робардс) и зла абсолютного (Фонда), с акцентом на то, что в природе нет никого беспощаднее человека с серьёзными деловыми амбициями. А далее в дело вступает таинственная магия жанра, ведь только вестерн, лишённый шумного фона цивилизации как душного мира условностей и правил, предлагает взамен чистое драматургическое поле, на котором бьются не типажи, а сплошь возведённые в степень индивидуальности, каждая со своим представлением о чести, совести и прочих жизненных ценностях. Принцип исключительной героичности героя не разрушает даже наличие на корабле дамы, ведь такой убойной дозе тестостерона чуток мотивирующего эстрогена лишь на пользу. Дикий Запад дик только для иностранцев, а для американцев он просто Старый Запад, символ смутной эпохи освоения земель, периода жёсткого и, чего греха таить, жестокого. Такова историческая правда, и в этом отношении Леоне во многом честнее своих заокеанских собратьев-постановщиков, хотя только ленивый не обвинил (или не похвалил) режиссёра за эстетизацию насилия, которого в его картинах было беспрецедентно много для середины ХХ века. Особенность в том, что созданные им образы, не только плохие и злые, но и хорошие, ни в коем случае не являются носителями универсальной морали, их цели локальны, а средства любые: инструменты у добра и зла, по сути, одни и те же, разница всего лишь в мотивах. Но «Однажды…» в каком-то смысле программный продукт, ведь основной месседж — не столько в неотвратимости наказания, сколько в неизбежности экономической экспансии на временно дикие земли Запада; и процесс этот не подвластен личной воле. Пусть за спиной одинокого мстителя с каменным лицом формально никого нет, но именно он, защищая вдову с неожиданным наследством, несёт с собой правду прогресса, обжигающую, словно пар двигателя, раскалённую, как железнодорожные рельсы под красным солнцем пустыни. И в этом, новом, строящемся мире нет места ни старым героям, ни их красивому героизму, потому что цивилизации они попросту не нужны. Историчность момента подчёркивает музыка, вязкая, плотная, обволакивающая — и пространство расширяется до эпических масштабов, а мгновения спрессовываются уже не в столетия, а в вечность. Вечность ожидания выстрела или ожидания поезда. Финал картины звучит жизнеутверждающим гимном, ведь что может быть более жизнеутверждающим, чем вид полногрудой красавицы, несущей воду усталым, пыльным работягам, а заодно олицетворяющей и плодородное начало этой иссушённой, неосвоенной (пока) земли. «Однажды на Диком Западе» — большое кино о закономерной смене эпох: эра титанов-одиночек и сильных характеров подходит к концу, наступает век тотемных бизнес-божков и героев помельче. Поезд прибыл на станцию, тема вестернов закрыта.

Marsel EEC
Marsel EEC12 февраля 2014 в 00:01
Губная гармонь запомнится на долго.

Великолепное продолжение серии легендарных спагетти-вестернов от выдающегося итальянского режиссера Серджо Леоне. Очень стильный, медитативный, скрупулезный фильм. Фильм наслаждение каждого кадра и каждого эпизода. Тщательно выверенная режиссура с характерным и отчетливым подчерком Серджо Леоне. По настоящему эпический фильм. По утверждению самого режиссера «Однажды на Диком Западе» является его лучшей работой. На экране создается убедительные образы настоящих американских мужчин с Дикого запада. И опять тема отмщения/мести является одной из главных в фильме. Месть ярая, абсолютная и всепоглощающая, которая не знает срока давности. Отличный сюжет, блистательно расписаны события и диалоги, смотреть одно удовольствие. Перипетии фильма очень грамотно разбросаны по сценарию, одно взаимосвязано с другим, и внимательный зритель не теряет ни одной линии сюжета. Мастерская работа постоянного оператора Леоне — Тонино Делли Колли. Превосходный выверенный кадр. Отличные съемки, великолепная постановка. Чудесный актерский ансамбль. Великолепны все, даже не хочется кого-то выделять, все отыграли свои роли безупречно. Прекрасный Чарльз Бронсон, пылкая красотка Клаудия Кардинале, волшебный Генри Фонда, интересный Джейсон Робардс (немного похож на Хамфри Богарта) и другие актеры второго плана тоже прекрасны. Отличные актерские работы, создающие настоящую кинореальность. Чудеснейший маэстро Эннио Морриконе. Высший класс, музыка ставшая классикой, которая и цитируется до сих пор и будет цитироваться всю жизнь. Это и есть настоящее признание и успех. Отличный, выверенный до мелочей спагетти-вестерн от короля оных Серджо Леоне. Всем поклонникам вестернов/спагетти-вестернов к просмотру обязательно, остальным может показаться затянутым, скучным, неинтересным. 10 из 10

Lockside
Lockside5 января 2014 в 02:11
«Вместо того, чтобы говорить, он играет. А когда ему следовало бы играть, он говорит.» (с)

Думаю, многие согласятся с тем, что вестерн — удивительный жанр, обладающий особым шармом и богатой историей. И если речь заходит о вестерне нельзя не вспомнить режиссера, внесшего неоценимый вклад в развитие жанра и подарившего нам одну из лучших трилогий в истории кино — «Долларовую трилогию». 85 лет исполняется со дня рождения отца спагетти-вестерна и одного из моих любимых режисеров Серджио Леоне. Именно поэтому я хочу поделиться впечатлениями о фильме не так давно отметившем 45-и летний юбилей. Джил Макбейн выходит замуж за фермера-вдовца и через месяц прибывает на его ферму, где узнает о том, что ее супруг и его дети были зверски убиты. Жизнь Джил оказывается в опасности, но на ее защиту встают ложно обвиненный в убийстве Шайенн и загадочный бандит по прозвищу «Гармоника», имеющий свои счеты с настоящим убийцей. «Однажды на Диком Западе» можно смело назвать последователем «Долларовой трилогии». Пусть это не прямое продолжение, но этот фильм максимально близок к ней по духу, а также является началом новой неофициальной трилогии, также включающей в себя фильмы «За пригоршню динамита» и «Однажды в Америке». Фильм идеально сочетает спагетти-вестерн и человеческую драму, что в сочетании со стилем Леоне дает сильную, напряженную и эмоциональную картину. Режиссер рассказывает нам, казалось бы, простую историю, уделяя внимание каждой детали и каждому персонажу. «Однажды на Диком Западе» не только увлекателен, он в каком-то смысле актуален благодаря своему конфликту. Лоне создает образы жестоких, корыстных людей, ставящих выгоду превыше человеческих жизней и чести, но на первый план ставит благородство и героизм, с которым главные герои защищают малознакомого человека. Но Гармоника и Шайенн не смотря на то, что являются протагонистами фильма, имеют определенные моральные стандарты и защищают героиню Клаудии Кардинале, продолжают преследовать собственные цели. Мы ничего не знаем о Гармонике и его прошлом, за исключением того, что он жаждет отомстить лидеру банды Фрэнку. Звезда «Великолепной семерки» Чарльз Бронсон сыграл превосходно. Его герой был спокоен, молчалив, за него говорили его поступки. Он во многом напоминал Человека без имени. Самая первая сцена с его участием задает идеальный тон для всего фильма. Сцена представления героя была сильна, но сцена представления главного злодея была не менее эмоциональна. Один за другим члены семьи Макбэйн теряют свои жизни, пока не остается младший сын. Бандиты покидают укрытия, освобождая дорогу главарю. После этого камера позволяет нам увидеть холодный, лишенный сожаления взгляд Генри Фонды, готового нанести последний удар. Фонда идеально передал всю суть Фрэнка. Не смотря на то, что Фрэнк работал на дельца по имени Мортон, именно он был главным антагонистом фильма. Одновременно харизматичный и беспощадный, Фрэнк является полной противоположностью Гармоники. Самым напряженным моментом «Однажды на Диком Западе» стало их финальное противостояние, напоминающее последнюю перестрелку героев фильма «Хороший, плохой, злой». Только в этот момент мы узнаем правду о Гармонике в сцене, идущей параллельно. В этой сцене нет диалогов, она держится на музыке, актерской игре и потрясающей операторской работе. Серджио Леоне смог превосходно воссоздать Дикий Запад. Перестрелки также великолепны, что было бы не возможно без длительных пауз перед ними. И вся эта атмосфера дополняется музыкой Эннио Марриконе. Впервые я услышал главную композицию до просмотра фильма, и она вызвала ассоциации с утратой, смертью и противостоянием. «Однажды на Диком Западе» имеет все это. С тем драматическим сопровождением, которое получают звуки гармоники, мы получаем одно из самых сильных произведений Марриконе. Стоит этому произведению прозвучать в подобном фильме, мы получаем классику. Итог: «Однажды на Диком Западе» — один из лучших вестерн-фильмов и мой второй любимый фильм режиссера после «Хорошего, плохого, злого». Серджио Леоне проделал выдающуюся работу. Актеры создали запоминающиеся и сильные образы, движущие историю, идеально дополняемую атмосферой и музыкой Эннио Марриконе. Если вы просто любите кино, но ранее не были знакомы с жанром, я рекомендую этот к просмотру, вы не будите разачарованы. Однако, если вы являетесь поклонником вестерна, вы просто должны увидеть фильм «Однажды на Диком Западе». 10 из 10

Yuliaandreeffna
Yuliaandreeffna8 ноября 2013 в 21:52
Мерила видимые и невидимые

Когда я смотрела это кино в 12 лет героически увернувшись от манящего «Дети до 16ти…» увидела какую-то тигамотную стрелялку с красавицей Кардинале на фоне обтрепанных бандитов-стариканов. Наверно стоит сказать Леоне спасибо, ведь после даже не пыталась посмотреть то, что «до 16-ти». Да и потом не смотрела это кино, в котором бы наверно сумела увидеть историю золушки по-американски, как шлюха из борделя Нового Орлеана становится волей случая королевой станции-города на Диком Западе. Может, увидела бы лихо закрученный детективный боевик с неотразимым Броснаном при кольтах и скачках верхом в облаке пыли с этими непонятными дуэлями кто-быстрее-выхватит-свой-кольт. Ох! До чего же здорово, что не посмотрела раньше и сохранила себе такую радость на потом, когда скушала уже столько кинопродукции, что волей-не волей появляется если не вкус, так по крайней мере возможность сравнивать. И если бы сейчас кто-нибудь снял это кино, его бы обозвали эстетствующим снобом или манерным умником, который утонул в намеках и обещаниях, но не дотянул до подлинного величия настоящего кинематографа. Только вот радость в том, что этот фильм как раз и есть тот самый-самый настоящий кинематограф. Которому некому было подражать и не за кем тянуться, это именно он учил строить кадр и держать паузы, в которых не звучит ни одного слова сценария, а для описания не хватит объема тома «Войны и мира»… Если подумать, то весь фильм — это ода ЧЕЛОВЕКУ. Без современных демократических криков об уважении и возвеличивании личности. В фильме ни одного сколько-нибудь значимого социально или исторически персонажа, но практически любой попавший в кадр — это личность, человек с прошлым и будущим, с характером, местом отведенным ему под солнцем. С какой трепетной любовью нам эту галерею представляют от промелькнувших в кадре носильщиков-индейцев или детей Бретта Макбейна, до главных героев. Все снято и показано так точно и объемно, что возникает ощущение, что, чувствуешь даже запахи экранного объема. Такие точные и выверенные проходы камерой, фантастически точно выстроенные кадры, читаемые настолько, что так просто не может быть, никакой сутолоки и чехарды, позиционирование в пространстве исключительно точное с отлаженностью механизма. Игра актеров даже не мимикой, едва передаваемыми оттенками движения ресниц, набегающего облачка эмоции за порой кажущейся непроницаемой маской. Какая бездна чувств и оттенков вложена в одну гаснущую улыбку Кардинале при прощании с Гармоникой, это же целая история любви, сладкого ожидания и робкой надежды. И весь фильм наполнен мерилами. Теми рубежами и вехами, которые озвучивают «убить ребенка — это как убить священника», «но потом я приму ванну и стану как прежде, только прибавится еще одно грязное воспоминание» и т. д. Но гораздо больше не озвученных. Догма, что мужчина — это не его слова, а его дела, возведена в девиз висящий над всеми. Поэтому словно, чем скупее слова, тем больше дела. Хотя у бандитов это приобретает пародийное выпыживание из себя «крутизны», когда даже согнать муху моветон. И Фрейд может переворачиваться в гробу, ведь это социум, где мужчины настолько посвящены своему долгу и целям, что это превращает все остальное в незначительный порыв утреннего ветерка. И мужчины становятся настолько настоящими, что от них веет монументальностью, которой они умудряются быть достойны и не только скупостью проявляемых эмоций, сколько жаром внутреннего огня и ярости поставленных целей и долга, которые и есть мерило жизни, что даже умереть желательно достойно этого мерила. И благодарна этому фильму, что, наконец, поняла, как мне кажется суть этих стрелялок КТО-БЫСТРЕЕ-ВЫХВАТИТ. Никогда не понимала, что мешает не дожидаться, а стрелять первым, где вообще сигнал к началу?! Как мне показалось, смысл в том, что бы не начать первым, это тот самый рубеж, который внутри, который не позволяет начать раньше, выдерживать паузу достойную себя, мужчины, пистолета наконец… Сначала хотела назвать рецензию «Философия пауз», потом решила, что это вторично. Философия не в тишине, а в недосказанном, не банальные нравоучения, а глубинные уровни понимания сути. Какие могут быть оценки классики?! Смотрите и не откладывайте. Только настойтесь подумать и не спешить.

WizeThinker
WizeThinker11 сентября 2013 в 01:56
Прощальная симфония прерий для флейты паровозных труб

Захолустное местечко «Sweetwater». Полупустынный, гористый пейзаж. Стрёкот цикад то звучит многоголосицей, то замирает в ожидании неведомой напасти. Пустошь, словно таит в чреве беду, а природа жалостливо шепчет: «Беги!..». Кудрявый ирландец МакБейн с огненно-рыжими детьми в нетерпеливом ожидании гостьи с Восточного побережья накрывает пышный стол подле фермы. Идиллическая пастораль. Вдруг спёртый воздух прорезает выстрел. Потом ещё один. Третий. Четвёртый. Камера резко выныривает из дверного проёма, всматривается в веснушчатое лицо малыша, впитывает его потерянный взгляд. Следующим кадром — три окровавленных тела на обеденной лужайке. Будто с небес обрушиваются грозовые раскаты оркестра Юпитера-Морриконэ, пронзительно всхлипывает гармоника, из кустов неспешно выскальзывают фигуры убийц. Синеглазый душегуб Фонда одаривает мальчика дьявольской ухмылкой, сплёвывает, вынимает из кобуры кольт и… Местность оглашает протяжный гудок локомотива. Почерк римлянина Серджио Леоне стоит увидеть один лишь раз, чтобы никогда не забыть и безошибочно распознать из десятков других. Его излюбленная стихия — эпос, его творческая территория — вернисаж портретов и панорамных полотен, его путеводная звезда — современный миф о Новом Свете. Италийский менестрель североамериканского материка получил свой первый кинематографический опыт, будучи ассистентом режиссёра на съёмках пеплумов, которые в 1950-е годы вызывали бурю зрительских оваций и восторгов киноакадемий. С той поры аура античной героической легенды начнёт неизменно следовать за аппенинцем в его творческих паломничествах по пыльным тропкам Старого Запада и станет одной из визитных карточек кинематографиста, наряду с крупными планами и авангардной, магнетической музыкой одноклассника Эннио, которая неразрывно сольётся с леоневскими лентами в возвышенный симбиоз звука и изображения. Римский бард посвятит почти всю свою профессиональную жизнь сложению и запечатлению на плёнку Yankee-Илиады в нескольких томах, поэтизации американской земли, её гекторов, аяксов, ахиллесов и прославлению итальянского киноязыка. Родина отплатит ему гневными отповедями за низкопробное преклонение перед Фабрикой Грёз, упрёками в имитации Куросавы и подражательстве Антониони, многочисленными обвинениями в романтизации насилия. Воспеваемая чужбина заклеймит его изготовителем «спагетти», искромсает на монтажном станке все его картины, доведёт до инфаркта и не номинирует ни на одну позолоченную статуэтку. А спустя буквально несколько лет после кончины непризнанного мастера Коппола назовёт его безоговорочным классиком, Спилберг — «самым режиссёристым режиссёром», Иствуд посвятит ему оскороносного «Непрощённого», а Тарантино произнесёт во всеуслышание сакраментальное: «Фильмы Леоне — это лучшее, что я когда-либо видел в кино». В том, что вердикт голливудского постмодерниста есть не частное мнение, а, скорее, констатация факта, как нельзя лучше поможет убедиться пятая режиссёрская работа Леоне — «Once upon a time in the West». Городок «Flagstone». Джилл МакБейн с обворожительной улыбкой сходит c поезда на железнодорожную платформу, не подозревая, что её уже некому встречать. Брякает салунный мотивчик, по привокзальным улочкам снуют краснокожие аборигены и освобожденные рабы. Скопом навалены доски, бочки с ромом и оливковым маслом. Улыбка на лице Джилл сменяется сдержанной тревогой, а затем нескрываемым беспокойством. Кабацкая мелодия стихает, слышатся первые ноты печальной сонаты с протяжным женским сопрано. Джилл переступает порог здания вокзала, камера взмывает ввысь, карабкается по черепичной крыше, звучит крещендо и взору внезапно открывается панорама крохотного человеческого муравейника, утопающего в стройках, клубах пыли и амбициях охотников за удачей. Глаза невидимого проводника, точно заворожённые зрелищем, упиваются каждой деталью, а Вергилий-Морриконэ пришёптывает: «Смотри — это он и есть, мой загадочный Запад. Он весь твой — лишь руку протяни». Вестерн — тот вид киноискусства, который фетишизировала и сакрализировала Америка с появлением первых игровых фильмов. Этот жанр вместил в себя одновременно и национальную гордость за стремительное покорение и освоение обширных географических пространств, и особый, полусказочный взгляд на исторический период, и изрядную долю самолюбования. Макет жанра за первые полвека кинематографа выстроился на четырёх незыблемых канонах: закон всесилен, злодей ничтожен, герой победоносен, хэппи-энд неизбежен. Леоне разобьёт на осколки классическую модель вестерна раз и навсегда: размоет грань между мерзавцем и гудгаем, превратив хорошего парня в того же мерзавца, но с тлеющими остатками совести. Низвергнет в тартарары роль правопорядка, возведёт месть, безжалостность и жажду лёгкой наживы в ранг главных движущих сил обитателей западных окраин, а в ковбойскую жанровую эстетику плотно упакует философское иносказание с таинственным финалом. Но даже в лекалах новаторского режиссёрского стиля «Однажды на Западе» представляет собой вестерн вестернов. Делают его таковым три составных элемента: аллюзивный сценарий, актёрские метаморфозы, двойное смысловое дно. Два некогда безвестных кинокритика Бернардо Бертолуччи и Дарио Ардженто сочинят по заданию Леоне текстовую основу к будущему сценарию, которую буквально нашпигуют десятками препровождений к золотому фонду Голливуда, соединят в мозаику всё лучшее наследие ковбойского кино. Изуверствующий Фонда с оскалом садиста, немногословный Бронсон с каменным лицом и припечатывающим к стене взглядом, вальяжный Робардс с ужимками усталого комика выворачивают собственные привычные амплуа изнанкой, провоцируют ролевой конфликт, будто давая возможность полюбоваться на свои зеркальные alter ego, но при этом оставаясь в глазах публики олицетворениями угрюмых часовых Фронтира. Железнодорожная станция «Sweetwater». Кувалды неистово вбивают метизы в шпалы, чтобы две блестящие на солнце тонкие линии принесли в этот необузданный край цивилизацию и прогресс. Гармоника входит на ферму Джилл, снимает с крючка рюкзак и роняет скупое: «Мне пора…». Очаровательное лицо Джилл омрачает печаль. Она осторожно спрашивает: «Ты вернёшься? Когда-нибудь?». Гармоника бросает на девушку пасмурный взгляд и медленно произносит: «Когда-нибудь…». Но в удручённой мимике и выражении глаз безошибочно читается, что так прощаются лишь один раз в жизни. Паровоз-первенец, будто взбесившись, без конца свистит и выпускает пар. Рабочий интернационал исправно сколачивает люльку для новорожденного американского поселения. А Морфей-Морриконэ околдовывает аризонские долины светло-тоскливой колыбельной. Засыпай, Фронтир. Кончилось твоё время… С окончательной победой транспортной революции Дикий Запад канул в небытие. Паутина железных дорог, туго опутав зоны освоения, превратила их в вотчины Вашингтона, упростила контроль со стороны федеральных маршалов, гарантировала своевременную рейнджерскую защиту и стала смертоносной ловушкой для банд и ярых беззаконников. Рыцари песчаных захолустий в новых условиях оказались не у дел. Их моральный кодекс выветрился, как чернила Фауста. Миф о Фронтире поглотил угольный дым, словно его и не было. Паровозный гудок, огласив округу близ владения «Сладкая вода», ознаменовал очередную смену масок и декораций. Мститель, насытившись блюдом, которое подают холодным, ускачет долой. Взамен поверженных негодяев с кобурой на поясе вскоре появятся новые в кабинетах из кожи. А американская мечта, точно новоорлеанская шлюха и самая прекрасная женщина континента в борьбе за своё право на счастье, будет продолжать отдаваться подонкам, уповать на спасителей, изредка награждать своим блеском труд честных работяг, вдыхать волю и стойкость в этот вожделенный край, которому Серджио Леоне, как Гомер Илиону, подарил билет в вечность.

Малов-кино
Малов-кино28 августа 2013 в 16:57
Ты привёл на две лошади больше

Чистейшего кино чистейший образец Америка, 80-е годы XIX века. Однажды новоорлеанская шлюшка Джил встречает мужчину своей мечты и уезжает к нему на ферму, чтобы жить-поживать, да детей наживать. Однако аккурат перед её приездом плохой парень Фрэнк, не спросив разрешения, отправляет возлюбленного Джил в мир иной. Так начинается нешуточная борьба за право владения крупным участком земли, по которому должна проходить железная дорога, но который по наследству переходит к одинокой вдове. Однако железнодорожная компания хочет прибрать эту землю к рукам и не собирается ни перед чем останавливаться… После третьего вестерна Серджо Леоне («Хороший, плохой, злой») американцы больше уже не могли терпеть. Дали итальянцу много денег (целых $3 млн.), на которые он мог нанять звёзд первой величины, в частности Генри Фонду. Но Леоне дал голубоглазому красавцу совсем не то, что обычно предлагали в Голливуде. Кардинально не то — роль самого отвратительного негодяя в его кинобиографии. Это было очередное, и далеко не единственное, нарушение Леоне сложившихся традиций. Начать с того, что ключевой фигурой в «Однажды на Диком Западе» — самом масштабном вестерне Леоне, можно даже сказать — эпосе или монументальной фреске, становится женщина (вдобавок ко всему — проститутка), а это примерно то же самое, что пустить бабу на военный корабль. Влюбленный в Америку макаронник, влюбленный больше, чем сами янки (потому что она была для маленького Серджо, чьё детство прошло в фашистской Италии, метафорой свободы), с приходом заокеанских освободителей, и как результат — голливудского кино, основательно подсел на вестерны. Однако прошло ещё 20 лет, прежде чем он сам принялся делать то, что любил больше всего на свете. И уже после третьего вестерна он стал лучшим в своём деле. И это притом, что во второй половине 1960-х на итальянские экраны ежегодно выходило до полусотни собственных спагетти-вестернов. Конкуренция была страшная, но только фильмы Леоне стали классикой. Каждая картина Леоне становилась своеобразной антологией американского вестерна, к которому он неожиданно добавил нарочито замедленный темп повествования. Есть серьёзное основание думать, что перенял он его у своего соотечественника — певца некоммуникабельности Микеланджело Антониони. Как это ни странно, диковатая новация не только прижилась, но и определила принципиально новую стилистику жанра. Вялотекущее действия, и даже почти полная его остановка, компенсируется тем, что возникает нечто более важное, а именно — саспенс. Образцовой в этом смысле можно считать самую первую — молчаливую шестиминутную — сцену ожидания поезда: «чистейшего кино чистейший образец». Тогда о саспенсе всерьёз заботился только его отец — Хичкок, но он-то его искал совсем в другом жанре. Таким образом, Леоне ещё и иррационализировал самый правильный, самый конкретный жанр. Кроме того, итальянец нарушил канонизированный сюжетный расклад: заменил традиционного героя — рыцаря без страха и упрека — на бандита с большой дороги, беспросветно аморального типа. Получилось, что в борьбу друг с другом теперь вступали не хороший и плохой, а плохой и ещё более плохой. Говоря сегодняшним новорусским языком, он сделал героями вестернов «братву» — парней вне закона, только что времён освоения Дикого Запада. Они ездили не на чёрных бумерах, а исключительно верхом, но все дела также разрешали с помощью пушек. Леоне первым превратил перестрелки в чисто-конкретный «балет», главным музыкальным сопровождением которого стали хлопки выстрелов и свист пуль. Это помимо саундтрека Эннио Морриконе, который именно этому постановщику обязан появлением самых знаменитых мелодий, в том числе, возможно, самой лучшей из них, сыгранной на губной гармошке и звучащей как раз в этом фильме. А натурализм кровоточащих ран и гниющих ожогов, кремовых гробов и заброшенных кладбищ, жужжащих мух и разбегающихся тараканов, странным образом обретал у Леоне черты более близкие сюрреализму, который будет «овеществлен» чуть позднее Алехандро Ходоровским, основательно подсевшим на фильмы итальянца. Режиссёр, которого сначала агрессивно обвиняли в эпигонстве, вдруг на третьем фильме стал автором, да не просто автором, а классиком и главным объектом для подражания. И с годами ценность фильмов Леоне только растёт, поскольку он закрыл тему, вернее — жанр. За истекшие годы никто не смог привнести в него такого количества новаций. Можно, конечно, сетовать, на то, что вестерн — самый канонизированный жанр, которому принципиально чужды любые нововведения. Ну, так ведь такие разговоры шли и тогда, когда Леоне ещё не реализовал ни одного своего проекта. В эпоху цифрового кино, казалось бы, этот жанр уже можно снять с повестки дня, как окончательно отработавший свой ресурс. Но ведь ничто не случается просто так. Ведь почему-то именно итальянцу Леоне пришлось замкнуть цепочку подвижников данного жанра, которых, кстати, и было-то раз-два, и обчёлся: Форд, Хоукс, Циннеман… Пришедшие в конце 1960-х — Сэм Пекинпа и Артур Пенн — это всё-таки уже «по мотивам» Леоне.

Ерофей Моряков
Ерофей Моряков4 августа 2013 в 01:12
Стрелять ты умеешь. А играть?

Фильм располагает ко взгляду со стороны режиссера. Каждый герой — созерцатель, словно сидящий за монтажным столом. «И когда он кончит стругать, что-то должно произойти» — и так со всем. Да и в самом начале, здесь именно кинематографическая работа задаёт тон, собственноручно меняя содержание выставлением акцентов на, казалось бы, незначительных элементах, таких как муха, капли воды, табличка на двери. Благодаря лексической части создаётся ряд ассоциаций, а также многие фрагменты картины объединяются в один чересполосный визуальный ряд. Стоит отдать должное и русским переводчикам, которые корректно передали основной смысл действия, ведь те акценты, о которых мы уже говорили должны не только стоять, но ещё и быть правильно понятыми. Сильно упрощает задачу переводчика то, что язык, который здесь использован — в высшей мере заключает в себе возможность создания богатого ряда смысловых рядов. Музыка Энио Морриконе прекрасна. Всё время поддерживается критический настрой к происходящему, ведь даже музыка с нами играет. Звуковой ряд ни в коем случае не подстраивается под содержание полностью, но в повторах и уходах способствует рассуждениям при просмотре. Актёры сыграли замечательно. Помимо несомненного успеха тройки Брондсон-Робардс-Фонда, также импонирует игра Клаудии Кординале, с её незабвенным: «Больше всего я люблю горячую ванну». Не проходите мимо.

Максим Черный
Максим Черный29 июля 2013 в 22:00

Я относительно недавно узнал о существовании этого проекта и в силу моего личного исключительно хорошего расположения к «долларовой трилогии» Серджо Леоне, питал большие надежды. Для меня фильм оказался в некотором смысле другого ранга и подарил иные ощущения, но почти такие же глубокие и ностальгические. Этот фильм — один из ярких представителей некогда популярного жанра, и как видно невооруженным глазом — стал идейным вдохновителем для многих последующих картин. Стиль культового режиссера Серджо Леоне угадывается на первых же минутах фильма, которые проходят без единого слова, с нагнетающей атмосферу музыкой. Этот эпилог еще без каких-либо ярких действий пронизан невероятно сильным духом того самого Дикого запада. Это невероятно важное достоинство, которым, к сожалению, обладает далеко не каждый вестерн, особенно современный. Будь это затерявшийся в пустыне городок, одинокая железнодорожная станция или горное убежище бандитов — каждая из локаций неизменно создает эффект присутствия. Отдельной похвалы заслуживают созданные образы — легенды Голливуда Генри Фонда и Чарльз Бронсон воплотили двух невозмутимых героев. Таинственный незнакомец с гармоникой и закоренелый бандит, одна репутация которого наводит ужас. Эти два героя получились почти каноничными — столь разными и настолько схожими — больше всего они напомнили мне просоленных годами пиратов из произведений Роберта Льюиса Стивенсона. В фильме не так уж много действия — акцент сделан в большей степени на диалоги и созерцательные сцены. Последние режиссер использует с настоящей преданностью. Где еще вы увидите крупные планы лиц героев, заставшие в молчаливом наблюдении на несколько минут. В эти моменты особо важную роль играет музыкальное сопровождение. Заглавная тема фильма получилась настолько сильной, как это принято говорить, что способна составить здоровую конкуренцию знаменитой мелодии из «Хороший, Плохой, Злой». В этом смысле действительно лучше один раз услышать самому, причем именно в оригинальном контексте фильма Фильм отличается от уже упомянутой мной «долларовой трилогии» большим акцентом на драматической составляющей. Это трагическая история, практически лишенная юмора, и иронии. Считаю, что вполне объяснимое желание Леоне создать более серьезное произведение получило достойное исполнение. Это не тот фильм, который можно легко пересматривать каждые несколько месяцев. Я обязательно вернусь к этой истории снова, но, вероятно, через несколько лет. 8 из 10

Вам может понравиться
Жанр
Все
боевик
военный
драма
комедия
музыка
семейный
фантастика
мультфильм
фэнтези
мелодрама
аниме
детектив
криминал
триллер
приключения
вестерн
история
короткометражка
документальный
реальное ТВ
ужасы
спорт
биография
ток-шоу
мюзикл
Год
Все
2024
2023
2022
2021
2020
2019
2018
2017
2016
2015-2011
2010-2000
2000-1990
1990-1980
1980-1970
1970-1960
Страна
Все
ОАЭ
Франция
Китай
Япония
США
Австрия
Германия
Кипр
Ливан
Россия
Дания
Корея Южная
Турция
Гонконг
Великобритания
Бельгия
Люксембург
Индия
Канада
Казахстан
Италия
Аргентина
Испания
Украина
Бразилия
Польша
Самые новые
Самые новые
Рейтинг ImDB
Рейтинг КиноПоиск
Есть трейлер